Capitan Stupido (megazoid) wrote,
Capitan Stupido
megazoid

Categories:

Волк с тысячью лиц.

Originally posted by pigglet at Волк с тысячью лиц.
Очень часто пересматривая кино и мультфильмы из детства понимаешь, что они совсем не те, за кого себя выдавали. Многие теряют краски и формы (как «Властелины времени» Лалу, оказавшиеся адским говном), некоторые с годами стают только лучше (подставить сюда любой фильм 80-х, под вновь вытащенными на свет фоточками из которого всегда образуется слёт любителей соплей и полосатых гольфов).
Сегодня я хотел бы поговорить о первой серии «Ну, погоди». Не той, пилотной, где аниматоры из таджикфильма изобразили в красках героиновый приход, а настоящей, где волк влезает на балконы, пляж, вот это всё. 
Начнём с того, что everything you know is wrong. Кто герой этого мультфильма? Волк? Заяц? Это не так уж важно кто он. Важно, что герой — должен быть один. Волк — животное начало единого героя. Сильный, ловкий, эгоистичный. Он играючи взбирается по канату на стены, легко попадает из ружья в тонкую верёвку, за которую заяц прикреплён к катающей его лодке, он совершенно асоциален, его заботят только личные интересы. И какова же его цель? Он стремится к Зайцу — вежливому, аккуратному, бессмысленному, идеальному члену общества. Что вообще делает Заяц? Он не делает ничего, он просто существует как проекция социальных представлений и норм. И здесь очень важно понять, что Волк-Заяц — это один герой, два начала единого существа, которые находятся в диалектическом движении. Это Лакановские Я(Moi) и Я-Другой(L’Autre), дробные и разобщённые, не идентифицирцющие себя и стремящиеся обрести целостность. Под иллюзией двойственности скрыто тождество «каждый есть оба».
Действительно, было бы наивно предполагать, что волк на самом пытается догнать зайца чтобы съесть. Очевидно, что мы имеем дело с аллегорией, с символом. Всё что мы видим — это постоянное развитие героя, его путешествие в поиске себя. Волк стремится поглотить зайца, сремится обладать, слиться и обрести идентичность. И тут на пути у него встаёт Бегемот (Эпизод на стройке). Между Волком и Зайцем появляется грозный, сильный персонаж. Он явно недоволен Волком и вручает ему мастерок и ведро цемента. Кто же эта сила, что способна остановить нашего довольно таки могучего героя?
Очевидно, что мы имеем дело с образом Бегемота-Отца, Отца-Гневного, силой которая стоит на пути развития (взросления) героя и которой Волк не может и не хочет противостоять. Что же делает Волк? Он не убегает, не пытается обмануть, не игнорирует... Он берётся за мастерок и начинает энергично класть кирпич. Вспомните, какую гордость он испытывает закончив кладку! Он доволен собой, он сделал всё, что хотел от него Бегемот-Отец и расчитывает таким образом заслужить его любовь. Но вместо отцовской любви он оказывается замурованным в кирпичном коробе. Отступая под натиском отца он сам загоняет себя в ситуацию из которой нет выхода. И тут наступает переломный момент инициации. Момент перехода героя через Стикс, перехода в иную плоскость. Волк проламывает стену, оказывается в больнице и действие переносится в его сновидение, где волк и заяц меняются местами. Животное становится социальным, а супер-эго обращается иррацио. Иными словами происходит символическое объединение героя, а предшествует ему ни что иное как ритуальное убийство. Волк-Эдип обрезает верёвку  и в строительной люльке со стены низвергается с предсмертным воплем Бегемот-Отец.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments